Share |

суббота, 5 февраля 2011 г.

Во что же верит молодежь Украины? Презентация книги о современной религиозности вызвала дискуссию среди священнослужителей и экспертов-религиоведов






Осенью 2010 в Германии вышла книга Натальи Гавриловой о религиозности украинской молодежи (Гаврилова Н. Современная религиозность. Во что и как верит молодежь Украины. – LAP LAMBERT Academic Publishing, 2010. –148 с.). Книга резюмирует результаты многолетних исследований религиозности современной молодежи постсоветском контексте и провоцирует дискуссии среди социологов, религиоведов, религиозных лидеров. Какое место занимает религия в жизни молодых поколений? В чем выражается декларируемая религиозность? Как современная религиозность соотносится с церковной жизнью, с конфессиональными традициями, с официальными формами, государственными предпочтениями?
5 февраля в центре «Духовное возрождение» (г. Ирпень) состоялась презентация книги и ее обсуждение в круге религиоведов, журналистов, священнослужителей. Исследование кандидата философских наук, научной сотрудницы Отделения религиоведения Института философии Национальной академии наук Украины Натальи Гавриловой вызывает интерес у представителей христианских конфессий, озабоченных оттоком молодежи из церквей, безразличием к религиозным вопросам. К сожалению, в Украине не проводятся исследования по инициативе самих церквей, поэтому нет возможности для сравнения результатов конфессиональных и религиоведческих анализов. Отсутствие проверенных данных приводит к мифотворчеству относительно современной религиозности, когда с легкой руки можно называть всех верующими или неверующими, говорить о возрождении православия или его гибели, о протестантизации или секуляризации всея Украины.
Исследование Натальи Гавриловой продуцирует вопросы, а не ответы. Задаем простой вопрос: интересуются ли религией молодые люди? Ответ положительный. Очевидно, что нельзя довольствоваться тем, что молодежь вроде бы религией интересуется, хорошо бы узнать интенсивность такого интереса. Оказывается, что периодически интересуется меньшая часть. Значит, большая часть питается другими «духовными» источниками, живет вне религии.
Далее: в каких отношениях молодежь и «духовная» литература? Что читают, можно ли назвать это чтение «духовным»? Серьезная христианская книга не попадает в бестселлеры. Выходит, что называясь религиозным, молодые люди предпочитают книгу нерелигиозного содержания, а иногда и «антихристианского». А Библия оказывается слишком сложной даже для истово религиозных.
Молитву вроде бы все ценят, даже в силу ее верят. А кто молится хотя бы раз в день? А как молится, с участием сознания или просто формально-ритуально?
Согласно опросов, приведенных в книге, более 60% студентов не могут подтвердить факт религиозной свободы в стране. Это значит, что они не будут ее защищать и даже не заметят, когда она исчезнет? Или это значит, что люди проблему не замечают, потому что ее нет, потому что с религиозной свободой и терпимостью все обстоит довольно неплохо?

Большинство молодых людей выступает за невмешательство религии в сферы нерелигиозные. Это как понимать? Как приватизацию религии или как ее музеефикацию? Религия перемещается внутрь, в глубину личности, или в пыльный архив? Отметим, что религиозный индивидуализм спасителен в эпохи кризиса церкви. Если церковь вызывает лишь реакцию отторжения, то личная вера может быть спасительной. Конечно, разочарование в церкви грозит религиозной бездомностью. Но чаще всего, приходя в церковь, молодежь ищет там не Христа, а интересный experience.

Отмеченная эклектичность мировоззрения свидетельствует о том, что вместо традиционного для Украины христианства в ряде вопросов более авторитетными оказываются другие религии. Исследования показали, что вопросы спасения и вечной участи мало кого волнуют, интерес сдвигается к сфере «здесь и сейчас». Не означает ли это, что церковь больше не может спекулировать темой рая и ада, и должна отважиться на откровенную беседу о вещах более злободневных?

Заметной тенденцией стало увлечение новым формами религиозности, где связь с миром сверхъестественным представляется простой и доступной, где меньше обязательных требований и доктринальной ограниченности. Конфессиональная неопределенность вызывает симпатии у молодых людей, которым тесно в очерченных границах. Им куда более симпатично «просто христианство», о котором когда-то писал оксфордский профессор Клайв Льюис.

Вспомнив известного христианского апологета-интеллектуала Льюиса, отметим, что за двадцать лет «христианского возрождения» Украина сохранила худшие традиции советского образования, которое по-прежнему отстаивает научность атеизма и разрушает религиозную идентичность молодежи. Где же честность и принципиальность профессуры, если Дарвин и Маркс до сих пор «в авторитете», а о теории креационизма упоминают лишь в связи с мракобесным протестантским фундаментализмом?

Для студенчества интенсивное религиозное сознание важнее системы обрядов, ритуалов, священнодействий, покорного следования традиции. Вопросы мировоззрения снова выходят на первый план. Там, где взрослый человек молча делает, студент спрашивает и спорит. Такие дискуссии сродны христианству, только в сомнениях, вопрошании, диспутах оно открывается.

Книга Натальи Гавриловой и начавшееся ее обсуждение радуют тем, что возвращают вопросы веры в круг дискуссий, освобождают вечные истины из забытья и музейной пыли. Ведь стоит говорить не только о молодежи, сколько о христианстве в его новых образах, актуальных, соответствующих духовным поискам новых поколений.

Комментариев нет:

Отправить комментарий